Многодетную мать наказали за жестокое обращение с детьми

Весной этого года на протяжении трех недель многодетная мать из Ливенского района неоднократно била своих старших детей. За жестокое обращение ей пришлось предстать перед судом.

15.11.2017
238




Был бы повод
Бить трех старших детей Б. начала где-то в середине апреля этого года. Поводом для агрессии становился любой, на ее взгляд, проступок детей. Как-то вызвали маму в школу, чтобы поговорить с ней по поводу поведения и успеваемости детей. Из школы мама вернулась злая, стала кричать на детей: «Твари! Как вы мне надоели!» И это самые «приличные» слова, слетавшие с ее уст в адрес двенадцатилетней Веры, одиннадцатилетнего Вани и девятилетней Маши (имена детей изменены). Но если бы только безудержной бранью ограничилась мамаша. Она схватила ремень, побила им сначала старшую дочь, потом средних. Окончив избиение, еще покричала и отправила учить уроки.
Однажды свою ярость мать обрушила на спящую старшую дочь. Б. засиделась в гостях допоздна, вернулась домой часа в три ночи и заметила стоявшую на плите кастрюлю с супом. Схватив попавшуюся под руку куртку, она стала бить ею Веру: «Ты почему не поставила суп в холодильник?». Девочка спросонья никак не могла понять, чем на этот раз разгневала мать. Она попыталась выбежать из дома, но мать схватила ее за волосы и несколько метров протащила за них дочку, возвращая ее домой.
Досталось как-то и спящему Ване. Мать била вечером ремнем Машу, а тут Ваня лежит. Бедный мальчик в испуге подскочил на диване.

В сарае было страшно, а дома еще страшнее
Однажды у Вани разболелся живот. Мать повезла сына в город в поликлинику. К счастью, ничего серьезного доктор у мальчика не нашел. На обратном пути в ожидании автобуса мать с сыном зашли в кафе на автовокзале. Не для того, чтобы покушать. Б. захотелось выпить. Мальчик ругался на маму, просил ее не пить. Но разве его слова для нее что-то значили? По возвращении домой Ваня обмолвился деду, что мама пила в кафе спиртное. Тот стал ругаться на Б., которая отлупила Ваню, чтоб не болтал лишнего. К слову, мальчишке нередко доставалось именно за то, что, на взгляд матери, обо всем происходящем дома он рассказывал в школе.
В один из апрельских вечеров, спасаясь от гнева матери, Вера даже вынуждена была убежать из дома. Она провела ночь в холодном соседском сарае. Девочка дрожала в нем от холода и страха, но возвращения домой боялась еще больше. Заметила ли мать отсутствие дочери? По крайней мере, никаких действий, чтоб искать ее, не предприняла. Наверное, решила, сама вернется. И дочка вернулась, и впрямь— куда деваться двенадцатилетней девочке? Был случай, когда сожитель матери отправлял Ваню к своим родственникам в соседнюю деревню, чтобы уберечь его от побоев.
В начале мая Вера попросила мать купить тельняшку. Она была нужна девочке для выступления в сценке. Мать ответила, что денег нет. Девочка обиделась и вышла во двор. Это разозлило Б., она затащила ее в дом и отлупила ремнем.
 Дошло до того, что как-то вечером, побив ремнем Ваню и Машу, мать вложила ремень в руки Вере. Девочке было безумно жалко брата и сестру, но она боялась, что, если она откажется исполнять требование матери, та еще сильней накажет их, изобьет ремнем и саму Веру. Девочка старалась наносить младшим легкие удары.
Материнские удары серьезного вреда здоровью детей не нанесли. Но кто оценит их моральные страдания? Во что они выльются в будущем? Самым невыносимым для детей стал День Победы. Для других этот день был великим праздником, а жизнь старших детей Б. 9 мая превратилась в кошмар. В этот день ремень мать в ход не пускала, но около полудня сильно побила Ваню рукой, после обеда кулаком настучала по голове Вере, от боли и обиды та убежала из дома. Вечером гнев обрушился на Машу – ее мать избила курткой, попала молнией по лбу, пошла кровь. Это была последняя капля терпения маленькой девочки – она тоже убежала из дома. На улице сестры встретились, поговорили и решили, что дальше так продолжаться не может. Они пошли к классному руководителю Веры. В тот же вечер две сестры и их брат были изъяты из семьи и помещены в
социально-реабилитационный центр для несоверношеннолетних в Ливнах.

Что впереди?
Эта семья не один год находится на контроле правоохранительных органов и местной власти. Детей изымали из семьи и раньше. Весной 2015 года Ливенский районный суд ограничивал Б. в родительских правах в отношении старших детей. Тогда она смогла взять себя в руки и вернуть детей в семью – осенью того же года суд восстановил ее в родительских правах. А спустя полтора года дети вновь оказались в приюте. Никакие беседы на мать уже не действовали. Более того, все попытки как-то образумить ее давали прямо противоположный эффект.
В двадцатых числах апреля пригласили Б. на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, где оштрафовали ее на 250 рублей. Наверное, на комиссии женщина говорила, что изменит отношение к детям в лучшую сторону. На деле, вернувшись домой, устроила скандал. Опять кричала, что старшие дети ей надоели, они ей не нужны, из-за них ее оштрафовали. Всячески обзывала ребятишек, ругалась матом. «Животные! Твари!», – слушая эти ругательства, дети уже дрожали от страха, ожидая, что мать вот-вот схватится за ремень. И орудие наказания оказалось в материнских руках. Она избила сначала Машу, затем Веру. Девочки плакали, просили мать не бить их, но их мольбы, видимо, только подливали масла в огонь. Жестокой сцены наказания не выдержал даже сожитель матери, он отобрал у нее ремень.
На следующий день Б. проводила воспитательный момент со своей старшей дочерью. Находившаяся в это время в доме приятельница матери попыталась вступиться за девочку. А Б., обнаружив в дневнике дочери не понравившуюся ей запись, стала звонить классному руководителю – за что, мол, замечание дочь получила. Классный руководитель услышала в трубке плач ребенка. И тут же нагрянула в семью с рейдом. Б. была пьяна.
В один из майских дней семью навещали сотрудники правоохранительных органов, беседовали с матерью, но уже на следующий день она напилась и побила Ваню и Машу.
Практически все это время, с середины апреля до 9 мая, мать пила. В пасхальные дни дети собрали конфеты на кладбище, получилось немало. Мать рассортировала сладости – из леденцов затерла брагу на самогон. И без этого возможность выпить находилась всегда. Кто знает, что послужило толчком к агрессивному поведению именно в этот момент. Сама Б. говорила, что в состоянии опьянения не может себя контролировать. А в те дни она все время была пьяной. Она полностью признала свою вину, раскаивалась в содеянном и просила суд об особом порядке проведения судебного разбирательства. В октябре мировой судья назначил ей штраф за жестокое обращение с детьми. К тому времени женщина была на сносях, к моменту выхода этого материала у нее должен был родиться шестой ребенок. К своим младшим детям, двух и четырех лет, она не проявляла агрессии.
Как рассказала главный специалист, секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при администрации Ливенского района Инесса Леонидовна Донина, последние события подействовали на мать отрезвляюще. Она изменила свое поведение. Надолго ли? Покажет время.

По материалам Ливенского
межрайпрокурора А.Ю. Павлова