Недоступная доступная среда

День для Алины начинается с ожидания, что сейчас придёт учитель и будет ей что-нибудь рассказывать, объяснять. Для Алины этот человек – единственное окно в настоящий мир, который за дверью квартиры. И ещё, конечно же, мама. Она-то всегда рядом. Алина – необычный ребёнок. Как сейчас принято толерантно говорить, с ограниченными возможностями здоровья. Диагноз, который записан в её пухлой медицинской карте, звучит коротко – расстройство аутического спектра.

08.11.2017
122
2.93 (1 баллов от 1 голосов)




И хотя девочка говорит и обучаема, со сверстниками и посторонними людьми она почти не общается. Во двор Алина выходит, но сверстники её сторонятся. Доступная Алине среда – три комнаты её квартиры, мама и бабушка.
– Я понимаю, что так не должно быть, – говорит Ольга, мама Алины. – Дочка должна научиться жить в обществе, находить контакт с окружающими. Но ничем помочь ей не могу.
Теоретически алинина семья не должна оставаться наедине со своей бедой. Для поддержки детей-инвалидов существует программа «Доступная среда», есть инклюзивное образование. Но кому они помогают? Таких, как Алина, в Ливнах немало: 418 дошкольников с ограниченными возможностями здоровья, 248 школьников; 79 детей-инвалидов школьного возраста, дошкольного возраста – 19. Всё это дети с разними дагнозами – ДЦП, дауны, ОПР, проблемы слуха, проблемы зрения.
У каждой группы детей-инвалидов свои собственные проблемы и потребности. Кто-то не может выбраться за стены квартиры, другому нужно социализироваться, найти общий язык со сверстниками, третий остро нуждается в специальных спортивных занятиях. Деньги на все нужды правительство выделяет немалые. Вот только как их тратят?

И что им только надо?
Судя по докладу начальника Управления общего образования г. Ливны Ю.А. Преображенского, программа «Доступная среда» в Ливнах процветает. За три года реализации Программы в образовательных учреждениях Ливен было освоено 5 млн. 667 тыс. 944 рубля. В трёх средних школах №№ 1, 2, 4 и детском саду
№ 20 оборудованы наружные пандусы. В некоторых школах есть даже специальные подъёмники.
 Такие же пандусы строятся сейчас в школе № 11 и Центре психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи. На эти цели из бюджета города предусмотрено 100 тыс. рублей. Для слабовидящих детей в школах нанесены на пол специальные жёлтые разметки.
Таких же разметок на улицах Ливен мы пока не видели, а что касается пандусов, то большинство детей инвалидов воспользоваться ими не могут.
– Я рада тому, что в школе есть пандус, – говорит мама ученика школы №11. –Но сначала нам нужно выехать с коляской из квартиры, потом преодолеть несколько лестничных пролетов и добраться до 1 этажа, лифта в нашем доме нет. А дальше спуститься с крутых порожков подъезда.
Пока сын был маленький, женщина кое-как справлялась с этими трудностями. А сейчас мальчик подрос, и мама не в силах вынести его коляску с третьего этажа практически на руках.
– И таких, как этот мальчик, у нас несколько человек. Все они находятся на домашнем обучении, – рассказывает учительница школы №11. – Пандус для них используется только несколько раз в год, когда родители привозят ребят на большие общешкольные мероприятия, вроде празднования Нового года.
Такая же картина и в других учебных заведениях, к которым «приписаны» инвалиды-колясочники.
А вот десятилетнему Коле пандус не нужен. Он инвалид по зрению. Может сам подниматься по лестнице. Но в школу приходит только с мамой. Она боится отпускать сына одного, а вдруг на улице потеряется. И наличие пандуса эту Колину проблему не решит.
Есть ещё категория ребят, которые
обучаются дистанционно. Их в Ливнах всего 6 человек. Они учатся по дополнительным общеобразовательным программам в Ресурсном центре дистанционного образования детей-инвалидов Орловской области с использованием компьютерной техники и спутникового телевидения, которое куплено и установлено на средства программы «Доступная среда». Хорошо? Конечно. Но это капля
в море.

Пандусы, пандусы
Насколько миллионные вложения средств помогли детям с ограниченными возможностями здоровья стать ближе к их здоровым сверстникам?
– Мы пока не чувствуем, что среда стала для нас с Алиной доступнее, – с грустью говорит Ольга. Она и сама ходит с тростью по городу.
– Мне порой, трудно преодолеть дорогу от дома к магазину, такие высокие бордюры бывают на пешеходных переходах. Не везде, но всё-таки. А что говорить про инвалидов-колясочников. Или тротуары. С палочкой по ним идти одно мучение, а уж на коляске тем более.
Доступная среда кончается для инвалида за дверью его квартиры.
К слову, её дочери все эти пандусы и не нужны. Главное для таких детей – это помощь специалиста.
– К моей девочке ходят учителя, спасибо им за это, – но они не владеют специальными методиками работы с такими детьми. А ведь в больших городах есть специальные педагоги, которые знают, как заниматься с аутистами.
В Ливнах таких специалистов нет. Ни одного. И в этом недостаток программы «Доступная среда». Нет четко сформулированных требований к доступности с учетом всех категорий физических недугов. Инвалидам-колясочникам, парализованным, глухонемым или слепым людям для нормального функционирования в обществе необходимы абсолютно разные условия. Большие средства, разумеется, в масштабах районного городка, потрачены на то, чтобы сделать инвалидов адаптированными к среде, а лучше от этого им не стало.
Вот в упоминавшейся уже школе №11 сделали пандус. Это учебное заведение недаром называется СПЕЦИАЛЬНОЙ общеобразовательной школой. Там учатся детки с проблемами здоровья. Но в школе нет даже спортивного зала. Правда, в будущем 2018 году обещали построить спортивную площадку. А, может быть, было бы лучше вместо пандуса, который, в общем-то для них не является предметом первой необходимости, узнать, в чём остро нуждается школа, где учатся дети с ограниченными возможностями здоровья.
Например, в областном центре намного рассудительнее подходят к реализации данной программы. Конечно, пандусов, в Орле понаставили где надо и где не надо, но есть и исключения. По рассказам одной мамы ребенка-инвалида, который ходил в детский сад компенсирующего вида города Орла, у них смогли отбиться от вездесущих пандусов. А на выделенные программой деньги руководство сада сделало необходимый ремонт и закупило игрушки и программы для обучения особенных детей. Вот и получается, что в отдельно взятом саду всё же получилось сделать среду чуть доступнее.
Раз уж мы заговорили о спорте, то для детей-инвалидов лечебная физкультура не просто подспорье для сохранения здоровья, а насущная необходимость. Но в Ливнах нет ни одного преподавателя ЛФК для детей. не подготовлены такие специалисты. Когда читаешь на форумах, как в других странах строится работа с детьми-инвалидами, обидно становится за нас с вами. Современная наука позволяет сделать возможности инвалидов неограниченными, а мы в Ливнах перекраиваем рельеф города в попытке сделать среду доступной.
Есть, конечно, и у нас энтузиасты. Это специалисты Центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи. Работая в старом и маленьком одноэтажном здании, переделанном в Центр из бывшей аптеки, небольшой коллектив, состоящий из педагога-психолога, логопеда и ещё нескольких специалистов помогает детям с проблемами развития. Директор Центра Валентина Николаевна Богданова готова помочь и подсказать, что делать любому родителю. Но возможности этого Центра ограничены. Небольшое помещение, небольшой штат. И тот, по слухам, собираются урезать.

Инклюзия –
миф или реальность
Вот ещё одна проблема, заявленная в рамках программы «Доступная среда» – инклюзивное образование. Дети с ограниченными возможностями по законодательству имеют право получить образование и в специализированной школе и в обычной. Родители таких детей сами принимают решения и выбирают между индивидуальным подходом к ребенку и возможности социализации его в обществе.
Если ребёнок плохо видит или слышит, если ему трудно ходить из-за перенесённой травмы или ДЦП, если у него нарушение речи или есть заметные интеллектуальные проблемы, он может учиться среди обычных сверстников, у которых таких проблем нет. Но для этого ему нужна помощь тьютера-воспитателя. Другое название – воспитатель-сопровождающий. В Ливнах, к сожалению, родители пока и не слышали, что есть такая профессия. Это своего рода посредник между традиционным педагогом и ребёнком. В первую очередь это касается детей, которым требуются особые условия. Тьютор-воспитатель помогает подопечному установить контакт с другими детьми. А здоровым ребятам он собственным примером показывает, как нужно относиться к людям с инвалидностью, чем и как можно им помогать. Здоровые дети привыкают не прятаться от чужих проблем, и в будущем у них не будет барьеров в общении с инвалидами. Соответственно, и дети-инвалиды вырастают полноценными гражданами, готовыми самостоятельно строить свою жизнь среди здоровых людей.
При инклюзии в школе идет индивидуальных подход к каждому ребенку, с учетом их особенностей. В таких школах с детьми работает психолог и занимаются дополнительно педагоги. Теоретически, все ливенские педагоги прошли курсы повышения квалификации и должны быть готовы к работе с «необычными» детьми. Но на практике инклюзия пока у нас только в головах, потому что привести ребенка в класс, где за партами сидят 25 детишек, и они все имеют право на внимание, а учительница будет тратить всё своё время на «особенного» ребёнка, вряд ли реально.
И остаются дети с проблемами здоровья за стенами квартиры. Не принятые сверстниками, с туманным будущим.