О памятниках и памяти

– Мой дядя в войну был сыном полка. Когда полк, стоящий в Ельце на переформировании, уходил на фронт, Ваня спрятался в машине с полковым имуществом и уехал с солдатами. С ними и остался. Полк Берлин брал – и Ваня с ними.

18.10.2017
46
3.44 (10 баллов от 2 голосов)




Память священна.
Память священна.

– А отец моей свекрови ушел на фронт вместе с четырьмя сыновьями. Вернулись с войны только двое, отец и сын. И через год оба умерли от фронтовых ран.
Эти рассказы звучали на выездном семинаре «Нам вечно славить 45-й», который профсоюз работников сельского хозяйства организовал для председателей ветеранских организаций Ливенского района. Участники семинара посетили воинские захоронения в селах Барково, Бараново, Росстани и мемориал «Ливенский щит». Глава Беломестненской поселенческой администрации А.Н. Платошкин, зам. главы Вахновской поселенческой администрации С.Е. Богатых, зам. главы администрации Ливенского района рассказали им об истории захоронений и памятников на них, о работе по их сохранению.
Прямо скажем, в наши времена сохранение скульптур и памятников в порядке – не самое легкое дело. Скромные бюджеты поселенческих администраций с трудом выдерживают расходы на поддержание сооружений, возведенных в советское время и с советским размахом.
– Наши предприниматели и руководители сельскохозяйственных предприятий помогли нам отремонтировать памятник павшим в селе Барково, – рассказал участникам семинара глава Беломестненской поселенческой администрации Александр Николаевич Платошкин.
Барковский бронзовый солдат стоит в окружении высоких, разросшихся деревьев старого сквера и не слишком заметен с дороги. А вот в Росстанях памятник-захоронение и по территории больше, и вынесен на открытое место. Он был не так давно отремонтирован и реконструирован. С помощью руководителя ООО «Коротыш» А.Е. Сорокина выложили плиткой новые ступени, благодаря предпринимателю А.Н. Губанову положили новые гранитные плиты с именами павших. 
– Конечно, это только часть необходимых работ, – рассказала С.Е. Богатых. – Можно сказать, всего 30 процентов. Надеемся продолжить. Но вносить изменения приходится ежегодно.
Светлана Евгеньевна имеет в виду те новые имена, которые все прибавляются на гранитных досках со списком погибших. Вот и сейчас на одной из досок видны следы работы резчика. Удалов Александр Петрович и Гурьев Павел Спиридонович – написано на краю плиты.
– Эти имена появились в нынешнем году, – отмечает начальник отдела культуры администрации Ливенского района Елена Николаевна Анисимова. – Данные о том, что А.П. Удалов и П.С. Гурьев похоронены именно здесь, прислали их потомки. Они сами нашли их 
в архивах.
По словам Елены Николаевны, с тех пор, как архивные данные стали публиковать в широком доступе, все больше людей отыскивают места захоронения своих родственников. И идут письма в Ливенский район. Содержание одинаковое: «В бою под селом таким-то погиб мой отец (или дед, или прадед), просим внести его имя на памятник».
Кажется, уже почти восемьдесят лет прошло.  А память народная не желает забывать, продолжает отыскивать родных, которые не вернулись с «кровавых полей». Наверное, этот непрерывный поиск, который со временем не стихает, а только усиливается, самое удивительное, что открыл семинар своим участникам.
Воинское захоронение в селе Бараново. Рядом с памятником могила, осененная деревянным православным крестом.
– Это какой-то неизвестный солдат, – объясняет участник семинара заместитель главы районной администрации по социальным вопросам В.А. Фирсов. – В прошлом году его нашли на окраине деревни и перезахоронили здесь. 
Поисковики постоянно находят и поднимают в самых разных местах района прах погибших воинов. В большинстве случаев прах павших находит вечный покой на мемориале «Ливенский щит», который и был конечной точкой маршрута выездного семинара. Надпись на постаменте, на котором стоит танк, сообщает, что именно в сказочно-красивом березовом лесу с 28 июня по 11 июля 1942 года погибло 20 тысяч русских солдат. А с двух сторон от постамента с танком за последние несколько лет вытянулись две цепочки могил. Надписи на табличках сообщают: «Здесь захоронено 18 неизвестных солдат, – 9 неизвестных солдат, – 12 неизвестных солдат». Даты захоронений: 2015, 2016, 2017 годы. 
Над могилами кресты, на нескольких могилах пробитые и проржавевшие каски. А на индивидуальном холмике одинокого неизвестного воина поисковики выложили все, что наверное, нашли рядом с ним. Как в песне пелось, «солдат хранил в кармане выцветшей шинели» алюминиевую вилку, гильзу от патрона, какие-то полуистлевшие бумажки. А родная земля вот она: вокруг рядом и сверху.
– Мой дядя Василий Иванович Толстых тоже погиб здесь, – взволновано вспомнил участник семинара Тимофей Тимофеевич Толстых. – Я точно знаю, что он воевал в этих местах.
Короткий рассказ Тимофея Тимофеевича о жизни и смерти родственника взволновал собравшихся. Полились воспоминания о близких и погибших, о тех, кто пережил войну и послевоенный период. О том, как уходили и не возвращались дяди, дедушки собравшихся. Как трудились после войны в хозяйствах, как пешком ходили в Ливны из самых дальних деревень.
Вот она, благодарная память народа, которая заставляет годами искать следы родных в архивах, отыскивать в лесах останки павших. Памятники – только материальный символ памяти. А живет она, по-прежнему, в сердцах.