Упала, очнулась – гипс

Жительница Ливен отсудила у ОАО «Российские железные дороги» 150 тысяч рублей за причиненный ей моральный вред.

13.12.2017
234




В июле прошлого года в компании знакомых Светлана С. возвращалась с отдыха на море поездом Адлер – Москва. Несмотря на ранний час в поезде было довольно душно. Поэтому, когда поезд остановился на станции Горячий Ключ, и проводница сообщила, что стоянка продлится два часа, Светлана С. с приятельницей решили выйти из вагона подышать свежим воздухом. Пройдя по перрону несколько шагов, Светлана С. упала, вскрикнув от пронзившей ногу боли. Даже не специалисту было видно, что у женщины случился перелом ноги, так как в районе щиколотки выпирала кость. Сковавшая ногу боль не давала возможности двигаться. Вышедшие из вагона покурить мужчины затащили женщину в вагон. Ей сразу вызвали скорую помощь, которая доставила Светлану в больницу, одна из приятельниц вызвалась сопровождать женщину.
 В результате домой они вернулись на сутки позже, чем рассчитывали, а все замечательные впечатления от отдыха для Светланы С. были испорчены многими месяцами лечения. Она перенесла две сложные операции, несколько раз получала лечение в стационаре и амбулаторно. Лечащий врач характеризовал ее травму как серьезную, сопровождающуюся сильными болями.
И сама Светлана С., и свидетели произошедшего были уверены, что главной причиной несчастного случая стало гравийное покрытие платформы. Галька скользила под ногами, разъезжалась, поэтому женщина поскользнулась и упала. 
Она посчитала, что произошедшее с ней не что иное как страховой случай. Но, обратившись в страховую компанию, получила отказ в выплате ей страхового возмещения – несчастный случай произошел с ней на территории станции и не является страховым. Тогда Светлана С. обратилась с иском в суд. Наряду со страховой компанией она просила привлечь в качестве соответчика ОАО «РЖД», которое не обеспечило безопасность – перрон на станции у вагона, в котором путешествовала Светлана, отсутствовал, была только гравийная насыпь. Она просила взыскать с РЖД компенсацию морального вреда. 
В удовлетворении иска к страховой компании суд отказал. Федеральный закон дает четкое определение понятия «перевозка» – она включает в себя период, в течение которого пассажир находится в поезде, период посадки пассажира в вагон и период его высадки из вагона. Как только Светлана спустилась по ступенькам из вагона, убрала руки с перил и ступила на перрон, период действия договора перевозки считается законченным. Произошедшее с ней, действительно, не страховой случай. А вот РЖД, представитель которой пыталась переложить вину за случившееся на саму женщину, мол, осмотрительней надо быть на перроне, а не можешь ходить по гальке, так и вовсе сиди в вагоне. Но на решение суда подобные аргументы не подействовали, ОАО «РЖД» обязано содержать и поддерживать пассажирские платформы (перроны) в соответствии с предписанными нормами. Между тем все свидетели говорили, что в том месте, где упала Светлана С., платформа была с галечным покрытием. Ответчик не представил суду достоверных доказательств, что платформа на станции Горячий Ключ устроена должным образом. К тому же ответчик не представил доказательств грубой неосторожности самой Светланы С., в которой обвинял ее. Суд взыскал с ОАО «РЖД» в пользу Светланы С. сто пятьдесят тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.
Это решение было обжаловано, но Орловский областной суд согласился с выводами Ливенского районного суда.

По материалам федерального судьи Ливенского районного суда Н.И.Соповой