Вековые часовые рода

Сколько бревенчатых избушек осталось в Ливенском районе и в весях России, Бог весть. Проезжая мимо сел и деревень, с горечью смотришь на построенные когда-то нашими дедами срубы, брошенные и разваливающиеся. Но есть еще и живые, ждущие своей участи. А некоторые совсем рядом с Ливнами.

18.10.2017
26
3.02 (2 баллов от 1 голосов)




Сохранившиеся самовары из дома семьи Пеньковых, с. Успенское.
Сохранившиеся самовары из дома семьи Пеньковых, с. Успенское.
М.И. Ревякин, с. Успенское.
М.И. Ревякин, с. Успенское.
Избушка, сохраненная во дворе Н.И.Неплюхиной, с. Успенское.Дом, построенный в Липовце Т.И. Авдеевым, родившемся в 1897 г. р.
Избушка, сохраненная во дворе Н.И.Неплюхиной, с. Успенское.Дом, построенный в Липовце Т.И. Авдеевым, родившемся в 1897 г. р.
Дом, построенный в Липовце Т.И. Авдеевым, родившемся в 1897 г. р.
Дом, построенный в Липовце Т.И. Авдеевым, родившемся в 1897 г. р.
В.Д. Кобылкина, с. Успенское.
В.Д. Кобылкина, с. Успенское.

Бывая здесь, всегда обращала внимание на бревенчатый домик у дороги– чей он? Созвонились с председателем хозяйства АОНП «Успенское» Михаилом Кузьмичом Пеньковым, уроженцем Успенки, просили рассказать об этой избушке.
Михаил Кузьмич с интересом отнесся к нашей просьбе и согласился быть «гидом»: «Пойдемте, расскажу!». Но по пути ко мной примеченному домику мы узнали о судьбе еще нескольких родовых гнезд успенских жителей: прямо исторический перекресток!
Оказывается, буквально пару месяцев назад была решена судьба родового дома самого М.К. Пенькова – такого же бревенчатого сруба, которому было около двухсот лет! 
– В этом доме жили я, мой отец и мой дед, Иван Васильевич, а строили, наверное, прадед или его отец. Представьте, моему отцу, Кузьме Ивановичу, исполнилось бы 118 лет, а он в этом доме родился! – рассказывает Михаил Кузьмич. – Да, пришлось дом развалить, уж очень он был старый. Но вы посмотрите, какие это бревна, это же дуб, срубы делали всегда из него. И эти дубы росли здесь неподалеку, а земли были даже не разработаны.
Первые жители пришли в Успенку именно на этот перекресток. 
Михаил Кузьмич рассказывает интереснейшую историю своего рода, связанную с гражданской войной и раскулачиванием, с Великой Отечественной войной. 
Мощные старые бревна бывшего дома лежат, словно павшие солдаты – многое пришлось им пережить на поле боя жизни. О быте в этом доме напоминают сохранившиеся сундук и два самовара, позеленевшие от времени. По русской традиции, из них пили чай, когда-то хлопотала у печи хозяйка. Куда это все ушло…
Неподалеку от бывшей родовой избы Пеньковых стоит дом Кобылкиных (ему тоже лет двести). Сегодня туда приезжает ныне живущая в Москве Валентина Дементьевна Кобылкина с мужем и сыновьями. Когда она вышла из калитки, трудно было сдержать улыбку – уж больно колоритна! Подбоченясь, в переднике, с достоинством в лице – что ни на есть, местная, успенская, русская барыня-крестьянка. Немного растерявшись от неожиданного визита, пригласила во двор, где сыновья занимались строительными работами: к старой избе пристраивали веранду. Бревенчатый родовой дом сохранили, обмазали, оштукатурили, побелили. Во дворе сохранились сложенные из камня помещения для хозяйства и скотины, погреб, старый колодец. Сегодня воду оттуда качает насос «Ручеек». Сохранилась и старинная семейная утварь, чугунки и прочее.
Здесь мы тоже услышали семейные предания, одно из которых о том, как мама Валентины Дементьевны, спасая упавшего в колодец ребенка, кинулась вниз безо всяких подручных средств – и спасла! Или как во время войны каким-то чудом запрыгнула с ребенком на чердак дома, прячась от немцев. И ее никто не стал искать – ну не может же женщина с ребенком без ничего залезть на чердак? Крепкие телом и духом, такие люди, наверное, и держат землю родную.
По пути зашли в один двор, где стоит еще одна «сказочная» избушка. «Мы сюда приходили в детстве играть», – сказал Михаил Кузьмич. Хозяйки Нины Ивановны Неплюхиной дома не оказалось, но как хорошо, что бревенчатый домик сохранили. Он так уютно смотрелся в окружении цветов, того и гляди, выйдет сейчас сказочная сестрица Аленушка!
Но вот мы дошли и до избушки, привлекавшей мое внимание много раз. Бревенчатый сруб и более современный домик из шлакоблоков разделяет входная дверь. На ступеньки выходит пожилой хозяин – Михаил Иванович Ревякин. Когда-то он работал в колхозе газовиком.
– Да я уж 80 годов здесь живу. Правда, 
теперь мы с сыном в каменной половине. Что будет дальше с этой старой хатой, сын будет решать. А старому дому, наверное, лет 120. Мой отец жил тут «во дворе». 
– Это когда после свадьбы муж приходит жить в дом жены и ее родителей, к тёще «во двор», – пояснил Михаил Кузьмич. 
Наполненные впечатлениями, прощаемся. Спасибо этому дому, и этому, и этому!

Деревня Липовец
И здесь на перекрестке дорог есть старая избушка, всегда притягивающая взгляд – словно картинка из русских сказок. О том, кому она принадлежит, нам прежде сообщила библиотекарь В. Н. Мосалова, она про деревню знает очень многое, спасибо ей! 
Над домом раскинуло ветви огромное дерево, посаженное, наверное, еще самим хозяином. Сохранилась старая жестяная табличка с номером дома – 57. Кажется, что хозяева вышли куда-то, стоит только толкнуть старую дверь. Но в Прошлое хода, увы, нет. А вот и нынешняя хозяйка – Вера Тихоновна Клепова, с ней ее племянница Галина Нестерук.
– Да что это вы, нашу хату приехали снимать? Ой, стыдно, старая она совсем! Сейчас там нет ничего, а раньше и печь была, и горница, и чулан, и сенцы. 
– А мы на печке всегда грелись, да практически росли там, – вспоминает Галина.
Вера Тихоновна работала в Ливнах, в отделе архитектуры, сегодня она пенсионерка. Разговаривать с ней одно удовольствие. «Миленькая моя», «лапочка ты моя» – мы уже отвыкли от этих приветливых речевых оборотов, а в деревне это нормально. Да еще и юмор, ирония. 
– Мой отец, Тихон Ильич Авдеев, купил бревна и поставил этот дом, наверное, еще после Октябрьской революции. Он был 1897 года рождения, а когда женился на моей маме Ксении Дмитриевне, ему уже было 62 года. От первой жены после ее смерти осталось четверо детей, и еще мама родила четверых.
До середины 1980-х годов Вера Тихоновна жила в отчем доме. Новый дом уже строил муж Веры Тихоновны, Иван Иванович Клепов. Для их с Верой детей теперь этот дом – отчий.
Кто-то стыдится своих ветхих сохранившихся избушек, но напрасно – это такая старинная красота, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Домики-то живые.
Грустно, жалко – чего? Наверное, прошедших жизней в этих домиках. Избушки, словно сами их хозяева, покорились Времени, Судьбе, течению жизни. Будь что будет. Сегодня у их хозяев нет ни прежних сил, ни былой удали. А ведь когда-то родной дом ждал их с работы, с праздничных гуляний, с войны, с чужбины, и казалось, лучше и краше его, роднее, пусть и самого скромного, не было и нет. Время идет, бежит, мчится. В его вихре скоро исчезнут и эти русские избушки, если кто-то из молодых потомков не захочет сохранить их на фотографиях. А вдруг, кто-то сможет и отреставрировать – это же наша старина, корень, род, родина.

Фото автора